инфо форум био диски видео фильмы фото фан-клуб sex чарты турне тексты интервью книги медиа ссылки гостевая  
       
 
 
 

Своим путем


    В августе 1979 гола, после трех месяцев разлуки. Мадонна и Дан Гилрой возобновили любовные отношения. Из-за отсутствия собственного жилья Мадонна большую часть времени проводила в перестроенной синагоге, где Гилрой обучал ее приемам ударника. Мадонна назвала это время периодом интенсивных музыкальных занятий и, пожалуй, одним из счастливейших моментов и ее жизни. "Я чувствовала себя по-настоящему любимой", - сказала она. В конце концов Мадонна совсем перебралась на жительство к двум братьям Гилрой и по НЕСКОЛЬКУ часов в день тренировалась на ударных инструментах. Вскоре она предложила сформировать музыкальную группу. Эд стал гитаристом, а Мадонна и Дан попеременно выступали как солисты и ударники. Прослушав несколько перспективных музыкантов. Мадонна уговорила своего друга-танцора Энджи Смита попробовать себя в качестве басгитариста, и осенью 1979 года группа начала выступать в Нью-Йорке и его окрестностях. Долго ломали голову над тем, как именовать группу, и в конце концов, вспомнив о своей привычке репетировать по ночам, а утром завтракать в ближайшем кафетерии, назвали ее "Брекфаст клаб". Теперь, когда Мадонна поняла, что музыка - это именно тог вид искусства, которому ей хотелось бы себя посвятить, она, не мешкая, принялась за дело.

    Добровольно взвалив на свои плечи нелегкие обязанности менеджера, она ежедневно часами висела на телефоне, организуя концерты группы. Никто лучше нее не мог убедить потенциального заказчика в достоинствах их оркестра. Как рассказывал Дан Гилрой, "встав утром с постели и быстро выпив чашку кофе, она спешила к телефону и начинала обзванивать всех, кто мог представлять хоть какой-то интерес с точки зрения заключения контракта на выступление". В дальнейшем она убедила братьев Гилрой в необходимости позволить ей занять центральное место на сцене. Они неохотно согласились, но это их не очень устраивало. Mежду членами группы возникли определенные трения, и через несколько месяцев после своего создания "Брекфаст клаб" распался.

    Вслед за группой в конце 1979 года распался, - правда, по обоюдному согласию - и союз Мадонны с Гилроем. И надо же такому случиться, что именно в тот момент, когда Мадонна планировала создать свои оркестр, ей позвонил из Мичигана давний друг Стив Брой и сообщил о своем скором приезде в Нью-Йорк. Более подходящего времени он не мог выбрать.

    Не оставляла Мадонна и мысли попробовать свои силы как актриса. В 1980 году, исполнив несколько небольших номеров для музыкальных видеокассет, она прочла объявление, в котором говорилось, что независимая кинофирма для фильма "Определенная жертва" ("A Certain Sacrifice") ищет молодую, темноволосую, темпераментную женщину, энергичную и жизнерадостную, умеющую танцевать и согласную работать безвозмездно". Мадонна написала обстоятельное письмо директору фирмы Стефа- ну Левицки, объясняя, почему, по ее мнению, она как нельзя лучше подходит на эту роль. И снова Мадонна доказала свои способности как импрессарио. Ее приняли.

    В августе 1980 года Ливецки начал снимать авангардистский триллер. Мадонна играла Бруну, жертву насилия, горящую желанием отомстить обидчикам. У Бруну есть любовник, Дашилл, которого сыграл Джерими Паттенош. Вместе с трио музыкантов, которых Бруна называла "семьей любовников", она вынашивает план возмездия. В картине есть довольно откровенные эротические эпизоды, и она заканчивается сценой ритуального жертвоприношения. Мадонна затратила много времени и энергии, участвуя в создании фильма, и запросила лишь сто долларов, когда два года спустя понадобилось снять несколько дополнительных кадров.

    К несчастью, работа Мадонны в качестве обнаженной натурщицы, а также участие в "художествен- ном" фильме Левицки, принесли ей впоследствии, когда она приобрела известность, немало неприятностей. Два фотографа, Мартин Скрейбер и Ли Фридландер, позже продали ее снимки журналу "Плейбой", а Левицки попытался выпустить в прокат свой фильм "Определенная жертва", что привело к длительной судебной тяжбе, так как Мадонна настаивала, чтобы ее фамилия не упоминалась в титрах киноленты.

    В начале 1981 года, после съемок фильма "Определенная жертва", Мадонна вместе со Стивом Брэйем организовала оркестр. Сперва она предложила назвать группу своим именем "Мадонна", но Стив не согласился, и в конце концов остановились на "Эмми". Так иногда в кругу друзей звали Мадонну. В то время она предпочитала панк-рок, а не танцевальную музыку. "Мадонна играла панк-рок, явно находясь под влиянием таких групп, как "Претендерс" и "Полис", - рассказывал Брэй. - Она действительно шпарила вовсю".

    Вскоре сформированный ими оркестр уже выступал в различных клубах Нью-Йорка, в том числе в таких заведениях, как "Май фазерс плейс" и "Канзас-сити". Мадонна и Брэй сняли рабочее помещение в "Мюзик-билдинг", расположенном на Геральдсквере. В этом здании обосновались многие музы- канты, и Мадонна с Брэйем, которые возобновили прежние интимные отношения, экономя деньги, стали тут же и ночевать. А денег как всегда не хватало. Мадонна подрабатывала сперва официанткой в кафетерии Данкина, потом гардеробщицей в русской чайной, но, будучи охваченной страстным стремлением добиться успеха на музыкальном поприще, она не могла работать полный день. Сочиняя и записывая музыку. Мадонна и Брэй питались преимущественно жареными кукурузными зернами и фруктами. И по сей день в гостиной Мадонны всегда стоит ваза со свежим поп-корном.

    Однажды в 1981 году Мадонна, поднимаясь в лифте вместе с импресарио Адамом Олтером, сказала ему комплимент, заметив, что он очень похож на Джона Леннона. Олтер вместе со своей партнершей Камиллой Барбоун руководил фирмой "Готэм продакшн", чья контора находилась в том же "Мюзик-билдинг". Камилле Барбоун уже приходилось сталкиваться с Мадонной. Как-то при встрече та спросила изумленную Камиллу: "Вам это уже удалось?" В другой раз, когда Камилла рылась в сумочке в поисках ключа, Мадонна, распахивая перед ней дверь коридора, сказала: "Когда- нибудь и вы откроете мне дверь".

    Олтер прослушал сделанную Мадонной и Брэйем магнитофонную запись их песен, включившую и первую версию песни "Воспылавшая" ("Burning Up"), которая потом имела огромный успех. Восхищенный музыкой и исполнением, Олтер проиграл запись Камилле. Побывав на репетиции ансамбля, Барбоун пообещала прийти на концерт Мадонны в зале "Канзас-сити". Однако в тот вечер, когда выступала группа, у Камиллы случился приступ мигрени, и она осталась дома. На следующее утро Мадонна ворвалась в кабинет Камиллы Барбоун с криком: "Вы такая же, как и все. Как вы могли не прийти? Ведь на карту поставлена моя жизнь". Несмотря на столь дерзкий выпад, неистовая реакция Мадонны произвела на Барбоун сильное впечатление, и она постаралась не пропустить следующий концерт Мадонны. Ее поведение на сцене чрезвычайно понравилось Барбоун, и во время антракта, в баре, она спросила Мадонну: "Вы не против, если я стану вашим менеджером?" Взвизгнув от радости, Мадонна бросилась ей на шею.

    Контракт с "Готэм продакшн" Мадонна подписала в 1981 году в день святого Патрика. С того самого момента, как она приехала в Нью-Йорк, у нее редко было более или менее сносное жилье. Скитаясь по случайным пристанищам, она неоднократно попадала в опасные ситуации. Однажды, например, ночуя в холодном помещении, Мадонна едва не сгорела. Пожар вспыхнул от переносных электронагревательных приборов, которыми она окружила свою постель.

    После подписания контракта Барбоун взяла над Мадонной шефство и помогла ей найти комнату в самом центре Манхэттена. И хотя этот шумный, кишащий самой разношерстной публикой квартал не шел ни в какое сравнение с той спокойной и роскошной местностью, где Мадонна станет обитать позднее, она была бесконечно рада наконец-то иметь свой собственный угол.

 
 

    Мадонна привязалась к Барбоун так же быстро и глубоко, как когда-то к Кристоферу Флинну, и Барбоун проявляла о ней трогательную заботу, объединяя в своем лице и подругу, и сестру, и мать, хотя выходки Мадонны порой раздражали ее. Однажды, скучая в выходные дни в доме Барбоун с оставленным на ее попечение пуделем, она выкрасила его в оранжевый и розовый цвета. И все-таки Барбоун питала к двадцатидвухлетней Мадонне что-то похожее на материнские чувства. После того как в комнату Мадонны на Тринадцатой улице проникли грабители, Барбоун подобрала ей квартиру в более спокойном квартале Манхеттена и стала платить ей сто долларов в неделю. Чтобы побудить Мадонну больше заботиться о своей внешности, Барбоун устроила ее на работу горничной, сводила к стоматологу, врачу-терапевту и стала брать с собой, выезжая на пляж Лонг-Айленда. При всей своей снисходительности и доброте Барбоун поставила одно не применное условие: Мадонна ни под каким видом не должна была вступать в интимные отношения с музыкантами оркестра, сопровождавшего ее выступления.

    По словам Барбоун, фирма "Готэм продакшн" почти все свои средства вложила в рекламную кампанию Мадонны, обеспечивая ей выгодные ангажементы, создавая для нее и Стива Брэйя демонстрационные ролики. И тем не менее, несмотря на все затраты, поставившие "Готэм продакшн" на грань банкротства, Мадонна в 1982 году разошлась с Барбоун, так как поняла, что, во-первых, у нее нет желания исполнять ту музыку, которая, по мнению Барбоун, должна принести ей солидный доход, и что, во-вторых, Барбоун никогда не позволит ей осуществить собственные музыкальные идеи. Будучи еще связанной контрактом с "Готэм продакшн", Мадонна самостоятельно записала четыре песни: "Поднимись" ("Get Up"), "Светский парень" ("Society Воу"), "Любовь на ходу" ("Love оn the Run") и "Я хочу тебя" ("I Want You"). Когда Мадонна расторгла контракт, началась судебная тяжба относительно прав на эти песни, и она пока продолжается.

В 1982 году Мадонна перебралась в Ист-Вилладж; в этом обширном районе Манхеттена проживают в основном испанцы, выходцы из стран Восточной Европы, и евреи. В семидесятые и восьмидесятые годы артисты, художники и другие деятели искусства охотно селились в Ист-Вилладже, где квартирная плата была относительно низкой. Мадонна чувствовала себя очень уютно в такой атмосфере среди бесчисленных хиппи-клубов, кафе и ресторанчиков. Она проводила много времени с завсегдатаями этих заведений, большей частью художниками, возродившими древнее искусство граффити. Мадонна постоянно носила с собой маркировочный карандаш и всюду рекомендовалась, делая соответствующие надписи, типа "Мужская забава". Это прозвище стало синонимом Мадонны, на ранних этапах своей карьеры носившей широкий пояс с этими словами. Многие находили подобный псевдоним вызывающе неприличным, но Мадонна утверждала, что это просто шутка. По ее словам, надпись вовсе не означала, что она является игрушкой мужчин, а наоборот, что она сама забавляется мужчинами. Двойной смысл этого объявления и споры вокруг него только веселили ее.

    В начале 1980 года художники, специализировавшиеся на граффити, были тесно связаны с клубами и считали свое занятие разновидностью изобразительного искусства. Они делали надписи и рисунки на стенах общественных зданий и на других подходящих поверхностях, открытых взорам широкой публики. Граффити превратились в своего рода партизанскую форму самовыражения и получили всеобщее признание как вид живописного искусства. Мадонну увлекала атмосфера, царившая в Ист-Вилладже, и та среда, в которой ей приходилось вращаться.

    Она между тем не оставляла мысли выступить со своей собственной музыкой. Вместе с Брэйем она записала четыре песни: "Ничего не выйдет" ("Ain't No Big Deal"), "Останься" ("Stay"), "Каждый" ("Еverybody") и "Воспылавшая". Особенно охотно Мадонна посещала в 1982 году нью-йоркскую "Танцетерию", многоэтажную дискотеку, где можно было послушать какой-нибудь оркестр, посмотреть видеофильм и потанцевать. В нем нередко появлялись такие знаменитости, как Энди Уорхол и специалист по граффити художник Кейт Харинг. "Мы обычно выбирали парней покрасивее, поднимались с ними наверх и, не говоря ни слова, целовали в губы, - рассказывала Эрика Белл, часто сопровождавшая Мадонну в ночных клубах, биографу Кристоферу Андерсену. - Потом мы брали у них номера телефонов и, удаляясь, на глазах у кавалеров комкали записки и швыряли их на пол".

Именно в "Танцетерии" Мадонна познакомилась с француженкой Мэрипол, модельером женских украшений, которая ввела Мадонну в так называемое избранное общество людей с обширными международными связями. Именно Мэрипол создала диковинные украшения - огромное распятие, серьги и бусы в виде четок, - которые сделались отличительным признаком, можно сказать, товарным знаком Мадонны.

    Вскоре после разрыва с Камиллой Барбоун Мадонна начала встречаться с Марком Кейминсом, диск-жокеем "Танцетерии" и талантливым продюсером с прочными контактами в индустрии звукозаписи. Он помимо прочего занимался также поисками новых талантов для фирмы "Айленд Рекорде" и уже организовал контракт с этой компанией нескольким инструментальным ансамблям, в том числе известной группе "Ирландия Ю-2". Все четыре записанные на магнитофоне песни, и особенно "Ничего не выйдет", произвели на него сильное впечатление. Кейминс сказал Мадонне, что попытается получить для нее контракт, если она позволит ему быть продюсером ее первой пластинки. Мадонна с готовностью согласилась.

    Фирму "Айленд Рекорде" песни Мадонны не заинтересовали, и Кейминс обратился к компании "Уорнер бразерс", для которой он только что закончил альбом с новейшими произведениями Дэвида Бирна. Кейминс уговорил Майкла Розенблатта, одного из управляющих "Уорнер бразерс", выслушать молодую "потрясающую" певицу. Кейминс очень надеялся, что исполнение Мадонны придется по вкусу Розенблатту, который был связан с дочерней фирмой "Сайр Рекорде" и уже заключил соглашения с группами Джорджа Майкла и "Б-52".

    Через несколько дней Кейминс и Мадонна пришли в кабинет Розенблатта в Нью-Йорке и проиграли ему магнитофонную запись с четырьмя песнями. Прослушав, Розенблатт заметил, что музыка хорошая, но не выдающаяся. "Сидевшая в моем кабинете молодая женщина, - вспоминал впоследствии Розенблатт, - излучала что-то неуловимое, чему трудно подобрать название, но я чувствовал вполне определенно: передо мной восходящая звезда". Кейминс, Розенблатт и Мадонна тут же набросали примерные условия контракта.

    Розенблатту настолько нетерпелось поскорее начать работать с Мадонной, что он сразу же помчался с магнитофонной записью к Сеймуру Стейну, президенту компании "Сайр Рекорде", который находился в больнице, выздоравливая после операции на сердце. Для любого нового проекта обязательно требовалось его согласие. Услышанное сильно взволновало Стейна, и он пожелал уже на другой день встретиться с Мадонной и Кейминсом.

    Согласно подписанному с "Сайр Рекорде" договору, Мадонна получала аванс в пять тысяч долларов и проценты от прибыли, а также одну тысячу долларов гонорара за каждую написанную ею новую песню. Наконец-то для Мадонны завершилась повседневная борьба за существование. Не надо было больше ей рыться на помойках в поисках пищи или питаться одними жареными кукурузными зернами. Но вместо того чтобы расслабиться и наслаждаться относительным достатком, Мадонна покупает за две с половиной тысячи долларов синтезатор "Роланд".

    Сделка, заключенная Мадонной с "Сайр Рекорде", предполагала выпуск серии обыкновенных пластинок. От их успеха зависело решение относительно издания уже альбома. Специалисты "Сайр Рекорде" избрали для лицевой стороны пластинки песню "Ничего не выйдет", а для обратной стороны - песню "Каждый". Однако, прослушав окончательный вариант записи "Ничего не выйдет", ответственные руководители "Уорнер бразерс" были разочарованы и в конце концов решили поместить песню "Каждый" на обоих сторонах пластинки. Идея себя оправдала. Вскоре зажигательная музыка этой песни заняла третье место в списке наиболее популярных танцевальных мелодий.

    Подписав контракт с "Уорнер бразерс", Мадонна захотела, чтобы ее театральным агентом стал Фредди Де Манн, потому что в числе его клиентов значилась суперзвезда поп-музыки Майкл Джексон. Но Мадонна ошибалась. К тому времени Де Манн уже не представлял интересы Джексона. Стейн организовал Мадонне встречу с Де Манном, и она по своей привычке не вошла, а влетела в его кабинет и тут же продемонстрировала ему свои актерские дарования. И хотя позже Де Манн утверждал, что "Мадонна обладала каким-то особым обаянием, свойственным лишь некоторым звездам", она не сразу завоевала его симпатию. Ему не понравилась ее нахальная, чересчур самоуверенная манера поведения. При первом знакомстве Де Манн лишь неодобрительно покачал головой и спросил: "Кто эта женщина? Что она вообразила о себе?" Но в конце концов он все-таки согласился взять Мадонну под свою опеку.

Стив Брэй, работавший с Мадонной с самого начала, полагал, что именно ему следует быть продюсером ее первых пластинок, и его очень обидело и рассердило, когда Мадонна поручила это сделать Марку Кейминсу. Брэю же предложили выступить в качестве музыканта второго плана, но он наотрез отказался, и они с Мадонной расстались крайне недовольные друг другом. Правда, Брэй позднее вернулся к Мадонне и работал с ней над последующими проектами. "Подобные короткие размолвки не влияют на давнюю дружбу", - счел нужным он пояснить. В отличие от многих других музыкантов, имевших дело с Мадонной, он не чувствовал, что она просто его использовала. "Некоторые утверждают, что Мадонна их эксплуатировала. Но так утверждают люди, завидующие ее успеху. Это только кажется, будто вы бросаете кого-то или ступаете по трупам, в действительности же вы всего лишь идете вперед, а они стоят на месте".

    Убедившись, что песни Мадонны пользуются большой популярностью, руководство компании "Уорнер бразерс" одобрило выпуск долгоиграющей пластинки. И снова пришлось Мадонне решать вопрос с продюсером. И хотя записанные Марком Кейминсом обыкновенные пластинки пользовались повышенным спросом, Мадонна настояла на более опытном специалисте. Выбрала она Реджи Лукаса, который записывал помимо прочих и Стефани Миллс. На этот раз почувствовал себя обойденным уже Кейминс. "Да, меня это очень задело, - заявил он. - Ей был нужен человек, который лучше разбирается в сольном пении. И здесь она была права, это не мое амплуа. Но меня обидело прежде всего то, как она поступила. Мадонна сама не сказала мне в лицо, что намеревается взять вместо меня Лукаса. Я узнал об этом от ребят, работавших в компании "Уорнер бразерс". Однако обида оказалась не настолько сильной, чтобы разрушить их отношения.

    Когда встал вопрос об иллюстрации на бумажном футляре пластинки, руководство "Уорнер бразерс" оказалось в довольно затруднительном положении. Многие специалисты, прослушивая песни Мадонны и не видя самой исполнительницы, приходили к заключению, что имеют дело с чернокожей певицей. Об этом якобы свидетельствовали тембр ее голоса и характер музыки. Фактически на первых порах пластинки Мадонны чаще проигрывали радиостанции, вещающие преимущественно на чернокожее население. Поэтому, по словам Кейминса, директора опасались утратить негритянскую аудиторию, если станет известно, что Мадонна белая женщина. В итоге на обложке долгоиграющей пластинки поместили несколько ее одинаковых фотографий, раскрашенных во все цвета радуги.

    При успешной реализации этой пластинки, включавшей песни "Воспылавшая" и "Физическое влечение" ("Physical Attraction"), планировалось выпустить полный альбом музыки Мадонны. Но сперва решили создать короткий видеофильм с песней "Каждый". К сожалению, на этот проект выделили всего полторы тысячи долларов, даже не представляя себе, что через каких-то несколько лет съемки видеороликов Мадонны будут обходиться в десять раз дороже. Несмотря на скудные средства, она исполнила танцевальные движения на обычном для нее высоком профессиональном уровне. Вскоре компания "Уорнер бразерс" начала готовиться к выпуску полномасштабного альбома; предполагалось продать не менее 250 тысяч экземпляров.

    Отдавая должное Марку Кейминсу, который помог ей начать музыкальную карьеру, Мадонна посвятила ему свою следующую песню "Счастливая звезда" ("Lucky Star"), и фирма "Уорнер бразерс" первоначально собиралась так назвать альбом. Но потом все-таки решили извлечь выгоду из имени певицы и поместили на крышке футляра лишь одно слово: "Мадонна".

    Между тем лихорадочная личная жизнь Мадонны продолжала набирать обороты с головокружительной быстротой. Помимо давних друзей, Дана Гилроя и Стива Брэйя, у нее были кратковременные интимные связи со многими мужчинами, но ни с одним из них она не ощущала душевного родства. В начале восьмидесятых годов она поддерживала отношения с художниками Жан-Мишелем Баскя и Майклом Стюартом.

    Весной 1983 года Мадонна, уже известная в музыкальных кругах, стала встречаться с Джоном Бе нитесом, продюсером нескольких пластинок, пользующихся популярностью, и диск-жокеем в нью-йоркском клубе "Фанхауз". Когда для готовящегося альбома не хватило одного номера (руководство "Уорнер бразерс" исключило из сборника песню "Ничего не выйдет"), то Бенитес дополнил его песней "Каникулы" ("Holyday"), написанной Кертисом Хадсоном и Лайзой Стивене из группы "Пьюре Энерджи". Бенитес уже предлагал эту песню некоторым эстрадным артистам, в том числе и Мэри Уилсен, ранее выступавшей с группой "Сьюпримс".

    У Мадонны с Бенитесом завязался пылкий роман. Оба приобрели известность своею преданностью друг другу, а также публичными ссорами на почве обоюдной ревности. Оба сделались любимцами завсегдатаев нью-йоркских ночных клубов, и оба только-только начали осваиваться в своеобразном мире поп-музыки. Свидетельством искренности и глубины чувств Мадонны к Бенитесу является тот факт, что он был первым любовником, которого она пригласила в дом своих родителей в Мичигане. Однажды репортер журнала "Роллинг Стоунз" поинтересовался у Бенитеса, чем объяснить прочность его уз с Мадонной, которая с очень немногими мужчинами поддерживала более или менее длительные отношения? "Мы оба начали двигаться одинаковыми темпами, - ответил он. - Моя карьера увязана с производством товара для индустрии развлечений, а ее - со сферой его потребления. Мы оба карьеристы, причем очень целенаправленные".

    Музыкальная критика весьма сдержанно восприняла альбом "Мадонна", поступивший в продажу в июле 1983 года, назвав его довольно заурядным творением. Не произвел он и на публику того впечатления, на которое рассчитывали изготовители альбома, хотя простые пластинки Мадонны пользовались прежде большим спросом. В этой ситуации Мадонна сама взялась делать рекламу своему альбому, выступая с песней "Каникулы" на дискотеках по всей стране, и в последующие восемь месяцев ее национальный рейтинг неуклонно поднимался. Две обыкновенные пластинки Мадонны "Счастливая звезда" и "На грани" ("Borderline") были первыми из пяти ее песен, занявших верхнюю строчку в списке десяти лучших произведений поп-музыки. До нее такое удавалось лишь группе "Битлз". Но Мадонна побила и их рекорд. Ее пять песен оставались на самом верху в этом списке пятнадцать раз подряд. Прошло всего несколько лет с тех пор, как Мадонна копалась в контейнерах с отбросами в поисках съестного, и она добилась своего: стала в Америке знаменитой.

 

 
 
 
 
 
  карта ссайта контакты история сайта баннеры главная
MADONNA - BAD GIRL ©